Воскресенье, 28.05.2017, 15:46
Вход | Регистрация
Форма входа
Логин:
Пароль:

Меню сайта

Мотоцентр Енисей

Вейдерсы Vision

Главная » Статьи » Рыбалка на Европейском Севере [ Добавить статью ]

Видео [316]Соревнования и БТТ [120]Летняя рыбалка [731]
Зимняя рыбалка [280]на Байкале [16]Рыбалка на Европейском Севере [105]
Рыбалка за границей [56]Энциклопедия рыбака [63]Своими руками [62]
Путешествия [119]Охота [46]походы Юрского периода [32]
Лирическое отступление [137]Прочие отчеты [118]Рыболовные базы [5]
О рыбах [24]на Конкурс [71]Технические отчеты [5]

Постылые будни


...
............................................................................................. « … Ты меня не любишь, не жалеешь,
............................................................................................. Разве я немного не красив?
............................................................................................. Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
............................................................................................. Мне на плечи руки опустив…

......Постылые будни
......Пурос-озеро (май 2012)

Заканчивается май, скоро начнется лето, и погода, словно не хочет упускать весеннюю распуту. Ясное небо заполнилось табунами облаков. На севере появилась полоска циклона, к ночи наползла, и к утру затарабанил проливной дождь. Будто и не было жары, пьянящего аромата цветущей черёмухи, с радостью отогревающегося от зимней стужи озерка, пар шугливых уток, писка первого комара. Будто приснился мощно расходящийся веер волн от рыбины, неумолимо торпедирующей блесну, треск таёжного костра, гомон друзей, тарахтение буксировщика. Мир словно перевернулся, вывернулся на изнанку, и появилась его проказливая неказистая сторона серости, сырости, свежего сырого воздуха с моря и упругого ветра. Льёт косыми потоками, лужи наполняют городские чаши, соединяются первыми ручейками и несутся куда дальше, к ручьям, речкам, морю.

Наступающие выходные манили в тайгу, прогноз, хоть и пугал подползающим циклоном, и все же где-то в душе сквозила уверенность, что надо ехать.

Небольшой микроавтобус, лихо доскакав последние километры по глинистой лежневке, уперся в тупиковую полянку. Дом последнего жителя цивилизации, дальше край, матушка тайга раскинулась до самого Белого моря и потом по его берегу на десятки, сотни, тысячи километров скользит к Печоре, переваливает через Урал и ниспадает Сибирью. Где-то там, где гуляют сияния, она граничит с бескрайней, удивительной красивой с крутым нравом и обольстительным взором сестрой тундрой.

Поезда сцеплены, поклажа приложена плотненько, чтоб ни выпрыгнула на ходу, да на упругих кочах не крутилась, как юла. Забурчали движки, тронулись колонной. Весело смотреть на вереницу ползущих буксировщиков, трудяг зимы, и теперь получается лета. На каждом товарищ проверенный рулит, да груз свой везет. Набрали до хохоту, коли б раньше сказать, что всё эт на плечах нести, дак долго смеялись. Никак не могу понять, как по юности вся поклажа на плечи умещалась, и нес по болотам и десять, и двадцать километров, и радовался жизни, и вдыхал аромат таёжных просторов и сладкого слова романтика.

Влезаю в бугорок, за мной Юрий следом, он первый раз на собачке заруливает, заключительным Паша, опыт достоин уважения. За него спокоен, не зря, и тонули вместе, и в трескучий мороз железо напильником ладили.



Тайга уравнивает, раздает, отбрасывает шелуху и оставляет кристалл человека. И смотришь, и дивишься, и любуешься. И сколь потом в городе не говорили, эт такой, эт сякой, нет крепче товарищества, чем таёжного, и с кем прошел, как в бою, всегда в него верю. И при любом раскладе, говорю, верую. Городская шелуха отпадет, смоют весенние ливни, и человек вновь станет тем, для чего его создала матушка природа, да батюшка мир. Может омовение и прикосновение к первозданному и тянет, ведёт в леса, болота, к студеным озерам и быстронравым рекам, к писклявым комарам и жгучим мошкам, к рубинной клюкве и дымку постреливающей суховатой ёлки. Эх, обаяние тайги, мать моя - женщина. Вспоминаются слова скупого известного миллионщика, произнесенного пред смертью, не жалко мне денег истраченных на путешествие и женщин. Ведь прав был – здесь всё в одном сливается.

Гусёнка весело перебирает старую траву, подминает мелкий кустарник, волокуша барабаном поухивает позади, лежнёвка, проваленная гать, за поворотом спуск, подъём, подсыхающие лужи, точнее маленькие прудики, в которых с головой можно уместить трелёвочник иль ГТТшку. Сноровистые болотца каньонами убегающие в долину речки Ижмы. Ребята и не спешат, да как тут поспешишь, ровного места раз-два и обчелся, то бревно какое торчит, то колея, забытая лет с десяток назад последним, отступающим лесовозом.

Большая проплешина средь тайги, тормозим. Три первых километра, вполне достаточно для боевого крещения Юры, да и тягачи пущай поотдохнут, 8-ка дак с января тайгу не нюхала. Как там внутренности у неё притерлись. С утра дернул пускач, она и запыхтела. Удивляемся, как-так, почти полгода на уле стояла и, как новенькая. Походный перекус скор и необратимо нужен. Чай, пирожок, бутер какой.
- Мне яблочный с вареньем.
Страсть люблю яблочный. И чаем запивать, внюхиваться в просыпающуюся зелень, подставлять щёку ласковому ветерку.
- Ба, мухи зажужжали.
Норовят на нас сесть. Смотри, да они кусачие, ишь к руке прилаживается блестящая зеленая чернопопка. Шлёп тебе. Нехотя жужжа, выворачивается из-под ладони, делает круг почёта над головой, говоря, мол, ещё вернусь, погоди ужо, да скрывается точкой в голубом бездонном небе.
Минут пятнадцать, не более, дыхание успокоилось, силушка вернулась, поехали



Дальше знакомый путик, тропил столь раз, что кажется родной, и с каждым поворотом, бугорком, огромной елкой готов обняться. Здравствуй, как дела, как оно, и у меня отлично.

Прошебуршали первое болото, за ним второе, сосновое,



Перевалили холм, да спустились на бескрайку. Куда взгляд не кинь, за горизонт мхи убегают. Простор для собачки. Прям хвостиком завиляла. Нет тут проходу, ни конному, ни пешему, да буксу лишь раздолье. Покатили!

Нет, нет да ребят обгоню, остановлю, подожду. Узкие места, переливы - меж бугров зажатые низинки, влагой напитаны, приноровиться надоть ехать, чтоб болото не рвать. Много его ГТСки с ГТТшка поизмяли, нам беречь след.



От уж два года по лету на буксировщике катаю, и заметил, ласково он к ранимым северным болотам относится, лишь гусей приминаем, траву и мох щадит, любо мне.

Клюковка то к весне дошла, россыпями на кочках. Горстями уминаем, сладка. Мож чуть и с кислинкой, да то для бодрости. Ешь витаминки, сколь доктор прописал, и больше, для здоровья они крепко полезны.



Ручьявина, не сладко приходится, иногда и с собачки слезть надо. Наука драйверства не в раз постигается. Вильнул не туда, иль засмотрелся на зеленые горизонты, да голубое небо и плюхнул, куда поглубже. Ничего выведем, и рукой поможем.



Так же прелестно ехать



Даж зажигаешь иной раз, на поворотах, аж штормовка парусом надувается



Говорил же тебе Павел, не лезь в ручей, пройди боком, не по прямой ему нать, ну теперь веди букса с бока на поводке, да сам рядом поспешай, пока из чачи не вылезешь.



Просека знакомая, ГТТшный след заброшенный, подчищаем постоянно, сейчас, как по Бродвею летим.



Скор и озеро Пуросское показалось. Мелькнуло серебром в просвете путика, да притянуло взгляд, зарадовало сердце.
Разворачиваюсь на полянке бережка. Прибыли.

Перекурить не успели, уж с севера тучка плотная наползает. Быстрей палатки ставить, пока мхи сухие. Бегом раскинули лагерь, глянули на небо, тучка справа нас обежала, хорошо



Самое время походничать
Паша беспредел устраивает. Как можно в лесу домашний чай из термоса пить. Безобразие smile



Юр, давай к нам, устраивайся



Да поудобнее



Ишь как на солнце золотит.



Что ж, за приезд, что ли



Кто чем, Юра, дак мишкой Пандой



Озеро то манит, пожидает, ишь чуток пробежит ветерок, потреплет загривок Пуросу, да вновь успокоится, затихнет, обжигаясь ледяными с зимы водами.
И нет уж усталости, и крылья за спиной расправляются



Солнышко играет. Облака купаются, руки беспокоятся, по рукояти спина истосковались. Быстро пальцы шустрят, штекер собирают, винт катуху крепит, нить путеводная в кольца юлой проскальзывает, поводок крепким тросиком на конце затягивается, блесну любимую, тандемчик проверенный замком прищелкиваю. Готова снасть, готово сердце замирать, и рука настораживаться, почуяв стук рыбий по блесне.
Вперед!

Трава в озере не поднялась, рановато для клёва. Рыбка не отоспалась после нереста. Да ладно, прогуляемся по мшистым тропкам, да проверим, как оно Еся.

Летит блесна стрелой в озеро, расходятся кругами малюсенькие волны от центра плюха, жужжит катушка, наматывая нить. Сколь их забросов чудных, проводок, и услады взору, когда следишь за нитью, пронзающей водную поверхность, ждёшь, неумолимого окуневого удара или молниеносной щучьей атаки.

Обогнул одни заливчик, второй. Сменил блесну на воблера «Щуку», ядовитой раскраски солнечной, да обратно на тандем вернулся.

Кто-то под самым бережком встрепенул блесну. Ходом выдергиваю снасть.
На те вам, окушара в гости пожаловал.



Ишь, ель губой прихватился.



Небольшой да первый, радостно, хоть он мой тандем распробовал. Знать и щучка соблазниться может.

Терпение и труд, всё перетрут.

Ай да, дальше. Иду, тропинку прошлогоднюю посматриваю, где подправить, где и так проехать можно будет. Ровненько получилось, прям прогулочная аллейка по парку. Блесну подкидываю. То замечу первую пробившуюся кувшинку, то старый островок тресты немного на поверхности возвышается, коряжка какая. Смекаю, надо парочку деревов для щучьих засад в воду положить. Чтоб зубастой было, где укрыться, да на окунька зарится.

Так до ручейка добрел. Остров интересный в истоке плавает. Перебрался по размокшим жердинкам на плавь.



Клюквою с того года усыпан. Хоть ставь короб да закидывай туда горстями полными.



По воде в заливчике редка кувшинка. Место для щучьего отогрева и засады, залюбуешься. Проводки делаю в разных углах, и на скоростях.
И лишь под бережком, уж из воды блесенку приподнимаю, тырбыснуло.



Окушок, негрик, пожаловал



Совсем слабо подхватывает



Вновь мысок. Заливчик. Уж и не надеюсь на щуку. Срезаю по нашей аллее, спускаюсь к болотинке. Что ж проброшу ка вдоль бережка. По-моему Влад в прошлом году хорошую зубастую взял.

Блесна плюхнулась в метре от берега и, медленно вращаясь, скользит ко мне, пересекаю заливчики и выступы.

Вах!
Из залива веером расходятся волны, острие угла прям на пересечение с моей приманкой. Величаво режет рыбина поверхность, неспешно, мощь и превосходство в каждом движении.

Мгновенья замерли, время остановилось. Рука, как в киселе вращает отшлифованную рукоятку катушки, стрелка нитки и веера пересекаются. Взрыв. Спящая поверхность озера встрепенулась. Гиганты столкнулись в вечной природной схватке. Не на жизнь, на смерть. Кто кого. Рыба. Блесна, малек, человек, кто одолеет, кто станет на вершину победы.
Спин жалобно прогнулся и потом вспомнив о своих 60 граммах тесту, выпрямился, одолев первый наскок вольной рыбины.



Миг, и скрылись борцы под водой



Упруго веду на себя. Мощный выверт хвостом



Разворачиваю пастью к берегу. Глаз зубастой, словно перескоп, поднялся над водой



Подтягиваю ближе.
Да где там.



Вывёртывается и проходит мою бухточку мимо



Устремляется в глубину, показав лишь верхний акулий плавник



Приостанавливаю.
Не нравится.
Взрыв эмоций воронкой взбудораживает Пурос



Настойчивая, с достоинством упорствует



И постепенно с царственной милостью начинает сдавать



Открывает спину, затихает и последним усилием
вновь пытается уйти в родную стихию, разворачиваясь головой к свободе



Последнее могучее погружение



Наступило время направить красавицу к берегу. Устала. Самое время вываживать



Тыкается носом в мох.
Цепко сжимаются пальцы, выхватывая из заливчика бесценную награду.



Поворачиваю к солнцу, чтоб разглядываю янтарный наряд



Матёрая.



Сверху накрыла блесну



Поди, полежи



Пальцы инстинктивно сжимают уж выпущенную рукоять



Кровь волнами плещет по телу



Это ж надо



Присаживаюсь. Достаю бутылку с чаем, кусок пирога. Медленно прихватываю зубами мягкую сдобу, отхлебываю из горлышка. Смотрю на далёкий горизонт, узкую полоску берега, где тонкой ниточкой к небу журчит дымок от костра, где друзья уж ждут к ужину, где скоро наступит белая ночь, так и не распрощавшаяся до конца с лучами небесного солнца.

Что-то выполненное и завершенное внутри. Всё расставлено на местах, как в таёжной избушке в глухозимье, когда времени, хоть отбавляй, и переделаны дела, и не знаешь, чем бы еще заняться. И тогда успокаиваешься, понимаешь, что заняться надо собой, просто погрузиться в себя и созерцать столь милое и мудрое бытиё, что спокоем окружает твой верный мир.

И наверно, такие минуты стоят многих лет ожиданий, скитаний, стоят всей жизни. Жизни, которая, как стрела, несётся к неведомой цели и достигнув её, останавливается, млея от исполненного.

Эх, встал, выкопал куль со дна котомки. Взял зубастую, встряхнул, будто зверька расправил на солнце. Погладил глазом по зыбучей шкурке. Полезай в суму.



Под ногами струилось болото.



Проплыл старый косачиный шалаш



Да старая ветвистая сосна устремила ветви сигналом победы



Горсть рубинов добавила сил и весело заплюхал ближе к биваку, ближе к своим



На подходе к избе встретил Юрия. Сегодня у него не фарт. Жерлички пусты, спин спит. Лишь окушки у ручья атакуют беспрестанно поплавочку, будто хотят взять её на абордаж и навечно погрузить в пучины озера.



Пора к биваку



Немного побаловался со щукой.



Похвалился перед товарищами. Попугал их зубастой пастью smile



Решено готовить смешанную уху из щуки и окуней, картошки не ложить, чтоб одна юшка была. Пашидзэ что-то размечтался, наверно, завтра щуку хочет одолеть.



Сегодня поймал маленькую травяночку. На вращалочку


Настроение подобающее

Дневное фото


И на следующий раз плетню такую поставит, то клюнет, как у меня и лишится красивой блёсенки.

Дневное фото


По экипировке обмен мнениями завершен, страсти угасли, усталость и ограменный аппетит притянул наши мысли к столу.

Кто варил, тому и раскладывать по мискам



Мне окунища достался. Шутим, мол, щуку в ухе окунёк проглотил, ишь какой зубастый.



От щуки лишь нижние челюсти обнаружили. Попробовали, зубы крепко стоят, и кто сказал, что она их меняет. Такие клыки служить и служить будут. Можно ожерелье на грудь вешать smile



Сидим на сделанной вечером скамейке за импровизированным столиком. Ложками махаем. Наслаждаемся ушицей, рыбкой, балагурим, смеёмся, и рядом на берегу заря догорает. И облако космическим дирижаблем плывет на севера



И чаёк заваристый в тему



И штиль обещанный, зеркалом на Пурос лёг, и отражается небо, и берега, и всё вокруг, и даже наши души любуются свои отражением, потому что мы и есть этот чудесный северный мир



Паша разомлел у костра



Мы же с Юрой побежали жерлички проверить, да новые навострить. Настоящее время для рыбалки, первый час ночи. Прикинули, какой берег лучше солнцем прогревается. Успели в белой ночи поймать несколько живцов. К сожалению, поверке обнаружили лишь одну щучку, и та вяло держала зубами живца, не размотав нитку. Попытался извлечь на берег в потемках, да видать еле зацепилась. Разжала пасть и была такова. Невезуха.

Возвращались с надеждой, что утром потеплеет, и хищница оживится.
На озеро наползал неслышно туман, создавая причудливые изгибы, волны, взгорки и равнины.



Горел жарко костер, то взметаясь к небу, ощутив новую силу прорвавшейся из ствола смолы, то затухая, похрустывая и пожевывая еловые бревёшки. Пыхтел закопченным носком норовистый чайник, ночь раскинулась покрывалом над северной тайгой. Пора спать.



До завтра друзья. Завтра будут новые пути и новые открытия.

Второй день

Сквозь утренний сон слышу шаги Юры, отправился на утреннюю рыбаку, зорьку раннюю встречать. Крепко спится, сны разные хорошие летят, ель пробуждаюсь, выкуркиваю из палатки



Озеро дышит прохладой



Павел колдует у костра, говорит, с утра туман закрыл берега, лишь сейчас рассеялся.



Возвращается Юра с рыбалки, расстроен, блесну зацепил, оторвал, и ниодной поклёвки, озеро обогнул и никого.

Уставший забирается в палатку, отдыхать.



Пока завтракаем, возникает идея съездить до реки Чидвия. Кто его знает, может там вода спала. Паша заключает, что как бы ни было, он просто на Чидвию хочет посмотреть. Его аргумент становится главной нашей целью.

Даешь Чидвию! Готовим поезд, укладываем рыбацкую экипировку. Вооружаемся пилой, долой завалы.



Поехали. Огибаем озеро. Мост через ручей стоит. Надежный, прошлым летом с Иваном возвели. Высокая вешняя вода оставила бревна на местах.



Через полчаса суровый объезд Пуроса завершен.



Теперь вместе рулить. Каждый на отдельной волокуше.



Удивляюсь, два километра напитанными водой болотами пролетаем минут за десять. Осталось метров триста пешим



По расчищенной буранистами просеке



Под ногой первооткрывателя вьется лентой речка Чидвия. Наверно, в жизни мы все первооткрыватели. Первый раз идём в сад, школу, универ, на работу иль свое дело, первый раз влюбляемся и едем путешествовать, первый раз выходим на брег сказочной и манящей таёжной реченьки. Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь.



К сожалению, красота природы, не мешает воде оставаться мутной после половодья. На улов надеяться бесполезно.



И скорее ради того, чтобы покидать блесну, да попробовать проводку, расчехляем спины, и каждый шлёпает в свою сторону. Не договариваясь, Паша вниз, я вверх.



Места щучьи, с хорошими засадами и затишками.
На перекатике харюсок может стоять. Раньше его изобилие в речке водилось.



Природа просыпается, отживает после зимней спячки, вчера лишь один комар посетил бивак. Сколь скоро будет smile Травы и растения начинают разбег.



Пару всплесков ельчика на серёдке, да буза мальков под берегом нарушает тишину бытия. Сматываем снасти. Поедем ка к дому ближе.



В обратный путь меняемся. Павел рулит. Я ж в волокуши присел на коленки. Покачивает. Надо было подушку прихватить. Так бы и заснул



По пути песни распеваю: «Л ля-ля-ля ля-ля-ляй!» Чукча едет и поёт о жизни, о счастье, о земле.



По ходу дело валежину пропилили воротцами. Долгонько ей выситься средь болота, памятным знаком нового путика.



Вдоль берега слезаю, напарник уезжает вперед, сам следом иду, местами путик расширяю, поправляю.



Перед дорожкой обедаем. Сил то потребуется, кто его знает, какой он обратный путь.



Складывает хорошо, путиком идем, обгоняем друг друга. Даж успеваю залихачить, по трясинке проскачить, да в конце с поворотом. Кто, знает и чувствует болота, кто родился в роде охотника, рыбака иль путешественника, поймет, что под гусенкой с виду в желто-моховой луже скрывается.



Ребятам так понравилось путешествие, что, перескочив с разбегу лишний болотный ручей, захотели крюкануть и на нашу стоянку на Ижмозере.

Навес у костра на месте. Выдержал удар упавшей березки в обхват. Хознавес обвалился под снегом.
Не чё поправим, как потеплее будет.
Убрали мусор вокруг костра, скидали в мусорную яму.
Посидели на бережку, повдыхали простор Пустынки, да и домой порулили.

Что ж еще написать. Дальше с небольшим перекуром до деревни Ижмы добрались. Погрузили технику, три матерых букса «Следопыта», да и покатили домой, мечтая о новых походах и стоя планы на будущее.



До встречи друзья
АС май 2012


Категория: Рыбалка на Европейском Севере | Добавил: pbl6ak (05.06.2012) | Автор: Александр Северный | +1
Просмотров: 2841 | Теги: лето, sanatatur, Санататур, Пурос-озеро, Александр Северный, архангельск, Следопыт, форум, На Севере

Всего комментариев: 6

avatar
0
6 pbl6ak • 14:02, 17.07.2012
Спасибо, ребята, тронут вашим вниманием

avatar
0
5 Липа • 03:05, 20.06.2012
Как всегда великолепно!

avatar
0
4 hogans • 21:06, 05.06.2012
красивые места!

avatar
0
3 ВИТАЛЯ • 20:53, 05.06.2012
Тайга, рыбалка, ночной костер, уха...эх... здорово!

avatar
0
2 kos • 20:37, 05.06.2012
И окуни и щука черные, как негры. Что у вас там за дно такое, уголь что-ли? biggrin

avatar
0
1 Сергей_Корнилович • 16:38, 05.06.2012
Отлично, cool

avatar

Яндекс цитирования

Copyright www.tugun.ru © 2008 - 2017 | при использовании материалов с сайта - активная ссылка обязательна

Контакты · Ссылки · Погода