Воскресенье, 19.01.2020, 03:54
Вход | Регистрация
Меню сайта

Главная » Статьи » Летняя рыбалка » реки Чулым, Кемчуг [ Добавить статью ]

Хакасия и Тыва [15]Рыбалка на КВХ [194]река Енисей [85]
Рыбалка на Ангаре [42]Казыр - Кизир и притоки [24]река Мана [71]
река Сисим [14]река Кан и притоки [24]реки Чулым, Кемчуг [43]
река Сухой Пит [11]Большой Пит и притоки [32]"на Северах" [126]
Уса (приток реки Томь) [5]Летняя рыбалка (прочее) [180]

ЧУЛЫМСКИЕ ЗАРИСОВКИ





Предисловие
Порыбачить на Чулыме мы с Антоном (Kras08) хотели давно. Лично я — с тех пор, как ещё в отрочестве зачитал до дыр небольшую книжку-путеводитель «По Причулымью», на страницах которой постоянно повторялось, что эта река — очень дружелюбная, уютная и щедрая. Также там сказано, что и название своё Чулым получил именно за эти качества, и что оно будто бы переводится с какого-то из местных языков как «домашняя река».

Не знаю, в какой момент мысль о Чулыме зародилась в голове Антона, но разговоры об этом он начал пару-тройку лет назад, подразумевая, правда, места ниже города Ачинска, и побудительным мотивом для него выступали прочитанные на «Тугуне» рассказы о тамошних судаках, в то время как меня больше всего привлекал район Солгонского кряжа, который располагается на участке между Балахтой и Назарово. Разумеется, я был наслышан о том, что верхнее и среднее течение реки по богатству и разнообразию ихтиофауны не идёт в сравнение с нижним, но, друзья мои, в день, когда я начну ездить на рыбалку ради рыбы, а не природы и походной романтики, ожидайте уж сразу всего, что угодно, — хоть изобретения вакцины от старости, хоть высадки рептилоидов с Нубиру, хоть понижения цен на бензин.

Я пару раз бывал в Бирилюсском районе, и, не в обиду будет сказано тем, кто там живёт, его однообразные низинные и болотистые ландшафты довольно далеки от моего представления о живописной природе и об уюте, описанном в книжке «По Причулымью». Что же касается рыбы, то врождённая скромность и рассудительность не позволяли мне допустить, что такая важная птица, то есть, рыба, как судак, которая далеко не всегда поддаётся и авторитетным и опытным местным ловцам, удостоила бы своим вниманием каких-то непонятных понаехавших в роде нас.

Короче говоря, всякий раз, когда мы обсуждали планы и маршруты на Чулым, я как бы невзначай, но, при этом, методично заострял внимание на известных отрицательных факторах, говорящих не в пользу выбора Антона, для пущей убедительности добавляя кое-что и от себя, и таким образом стращал его мириадами комаров, гнуса и медведей, отсутствием питьевой воды, браконьерами, скрывающимися по тайге беглыми уголовниками и похитителями людей с целью выкупа, радиацией, ЛГБТ-парадами и даже нечистой силой и в итоге сумел-таки заставить брата отказаться от его идей и склонить в сторону Солгонского кряжа...

Эпизод 1: Свидание «вслепую»
Первую попытку собраться на Чулым мы предприняли в сентябре 2018 года, но она оказалась неудачной из-за прошедших перед этим сильных дождей, в результате которых вода в реке была чрезмерно высокой и непроглядно мутной. Конечно, будучи людьми расчётливыми и рациональными (жизнь и антонов график работы научат), мы заранее узнали обстановку, задав вопрос на форуме местным рыбакам, от которых получили ответ, что вода падает и начинает чуть светлеть, но до приемлемого уровня, по их прогнозам, надо было ждать ещё несколько дней. Посему в тот раз мы решили отправиться на базу на КВХ, расположенную за Даурским, а по дороге заехать в Балахту, посмотреть на Чулым просто на всякий случай, мол, а вдруг всё-таки есть шанс, что хотя бы на второй день всё начнёт приходить в норму, а на третий мы уже и поплаваем, и порыбачим от души. Увы, состояние реки не сулило никаких перспектив, но мы всё-таки покидали практически под самым мостом в посёлке, увидели, как играет таймень, и кое-что даже выловили,



после чего двинули дальше на море, как и было запланировано.

Зато ровно год спустя первая неделя сентября выдалась совершенно сухой и тёплой по всему краю, и в конце неё мы отправились к заветной цели, даже ни с кем не советуясь. К команде в этот раз присоединился ещё и наш младший брат Лёха — родной для меня и, соответственно, двоюродный для Антона. Мы, вообще, всё лето хотели съездить куда-нибудь все втроём, но то погода перечёркивала наши планы, то кое-кто сам протупил и не смог поехать, в то время как двое других побывали в интересном месте и вполне себе хорошо отрыбачились, то, как обычно, эти нубирские рептилоиды незримо строили свои козни, не давая спокойно воплотить в жизнь наши скромные мечты, и в итоге до этого момента собраться вместе нам так и не удавалось. Ну а тут, наконец, все звёзды столь удачно сошлись в нашу пользу! Верней, одна какая-то маленькая противная звездёнка всё-таки выбивалась из общего стройного ряда, и из-за неё на пятничное утро у Антона появились какие-то неотложные дела по работе, в результате чего выехать из города нам удалось лишь после обеда, а это означало, что порыбачить нам сегодня уже не придётся, и оставалась только суббота и половина воскресенья. Но ладно, пусть хоть так.

В тесноте да не в обиде, подпирая коленями, плечами и ушами различную экспедиционную утварь (это был первый раз, когда антонов Outlander, помимо лодки с мотором, принял на борт не двух, а сразу трёх пассажиров со скарбом на троих), мы благополучно преодолели привычный маршрут до Балахты, а после неё — уже новый для нас путь к довольно удручающего вида тупиковой деревне Курбатово, в которой жилых дворов осталось, кажется, не более штук пяти.







Крайние дома от подъезда к Чулыму отделяют несколько сотен метров полевой дороги, и вот мы уже на берегу. Правда, место выглядело слабо приспособленным для разбивки лагеря, так как оно представляло из себя небольшую полянку среди прибрежных кустов с парой гаражей для чьих-то лодок по краям, а спуск к воде был илистым, то есть, грязным, да и сама заводь тут была мелкой, застоявшейся и заросшей травой и тиной. Стали осматриваться...



На другом берегу прямо напротив нас начиналась очень симпатичная коса, и край такой же виднелся и на нашей стороне на некотором удалении выше по течению отсюда. Только как туда добраться? От «лодочной станции» через кусты в ту сторону пролегала дорога, но, пройдя по ней буквально чуть-чуть, каждый из нас в зависимости от уровня своей глупости своего оптимизма сделал вывод, что на имевшемся в нашем распоряжении транспорте пробраться здесь будет либо очень проблематично, либо вообще невозможно.

Пока мы с Антоном взялись немножко простимулировать традиционным способом мозговую деятельность для дальнейшей работы над решением возникшей задачи,



сопровождавший нас представитель поколения высоких технологий извлёк и привёл в действие неведомую шайтан-арбу,





и та показала ему с высоты, что в начале поля за деревней была развилка, правая ветвь которой ведёт как раз к интересующей нас косе. А не свернули мы туда потому, что непосредственно у развилки она, в отличие от левого поворота, выглядит совсем непрокатанной и как будто никому не нужной. Однако с дрона было хорошо видно, что на всём своём протяжении эта дорога была вполне проходимой для нашего авто.
— Дааа, ынновация, растудыть её тудыть... — Пробормотал я, переминаясь в сторонке с лаптя на лапоть и смиренно наблюдая за загадочными манипуляциями странного вида человека с пультом.
— Отож! Нонче токмо оне всё и решають! — Охотно согласился Антон, занюхивая рукавом кафтана мандаринкой только что намахнутую чарочку.

Садимся в машину, возвращаемся до развилки и ещё через несколько минут оказываемся на длинной и широкой, чистой мелкогалечной косе. Должен сказать, что, зная об этих местах только по описаниям в книжках и в интернете, я всегда немного боялся разочароваться и ехал в Курбатово, капельку переживая, что Чулым здесь окажется не настолько хорош, как я нарисовал его для себя в воображении. Кстати, фотографий-то в сети толком и не найдёшь, а я, поверьте, искал старательно. Но вот я, наконец, стою на косе, удобней которой для стоянки нельзя ничего и придумать, и смотрю на тополя и одиночные сосёнки, растущие у края противоположного берега, подмытого неспешным, но уверенным течением реки, на раскинувшиеся позади них уже отдавшие осени свою зелень, но всё ещё приветливые травянистые луга, по которым так и тянет побегать, на возвышающиеся над ними пологие холмы и сопки, поросшие смешанным лесом, и всё это выглядит хоть и не совсем так, как я представлял себе на протяжении долгих лет, но точно как минимум не хуже. Это был простор, над которым душа могла беспрепятственно парить в любом направлении, а заливающий всё густой золотистый свет вечернего солнца ещё больше усиливал охватившее меня чувство гармонии, умиротворения и действительно какого-то домашнего уюта, будто меня здесь всегда ждали и всегда будут ждать, где бы я ещё не скитался.





В этот момент я понял, что люблю эту реку.

Пока ребята подготавливали палатку для ночлежки и лодку к завтрашнему утру, я принялся колдовать над праздничным — в честь приезда — ужином. Столь ответственный и деликатный процесс я не доверяю никому, да, в общем-то, никто обычно и не рвётся. «Гвоздём программы» у нас сегодня станет такое непростое блюдо, как борщ, но я приспособился варить его и на рыбалке, и делаю это уже не в первый раз. Ладно, на самом деле только во второй, но «не первый» звучит как-то убедительней и оставляет читателю свободу фантазии. Так вот, суть в том, что самую важную и трудоёмкую часть работы я проделал ещё дома, заранее приготовив зажарку из овощей.



Теперь из нарезки мне оставалась только капуста (в небольшом количестве, чтобы вкус её в борще не стал преобладающим) и три средненьких картофелины. Много картошки я не кладу никогда и не режу её мелко, дабы она не разваривалась в крахмал, который потом будет всё обволакивать и некрасиво и невкусно оседать на дне посуды. Ещё я измельчил в кашицу пару зубков чеснока и сдобрил ими варево вместе с зеленью перед самым снятием с огня, после чего дал ему настояться положенные двадцать минут, отгоняя от вожделенного благоухающего котла братьев, стянувшихся с окрестностей причулымских туземцев, волков, рептилоидов и прочую нечисть. В общем, всё в борще было по-настоящему, за исключением бульона, который пришлось делать из кубиков и тушёнки, но это было с лихвой компенсировано дымком костра, на котором ужин был приготовлен, свежим воздухом, благостной тишиной и звёздным небом, а также холодком аккомпанирующего еде напитка, превращающимся в тепло по мере его продвижения по организму.

Кстати, как минимум не хуже, чем из сырых костей, бульон получается и из запечённых, поэтому в целях более долгого сохранения в условиях отсутствия морозилки вполне можно брать с собой в поход суповую кость, предварительно выдержанную с часок в духовке. Если бы у меня были лишние два-три часа на варку бульона, то именно так я бы и поступил. Но увы, при том количестве времени, что удалось выделить на эту поездку, о таких излишествах говорить не приходится. В том числе поэтому мы не стали засиживаться допоздна и отправились спать, дабы успеть полноценно восстановить силы перед завтрашней рыбалкой.



Эпизод 2: Магнитофон
Звёздная ночь — это, конечно, красиво, но в остальном ничего хорошего для рыбалки такая ясная погода не несёт. Во-первых, днём слепит; во-вторых, обгорает физиономия; в-третьих, ничего нормально не пофотографируешь из-за резких теней и прямых лучей, да и вообще чистое небо — это скучно. Ну а самое неприятное — тепло над землёй удерживать нечему, отчего оно улетучивается, и по утрам бывает зябко.





Так что неторопливо помыть оставленную с вечера посуду в тёплых водах прогретого в степях Хакасии Чулыма мне было очень даже в кайф, и я радовался и самодовольно посмеивался над тем, что мои недогадливые братья ёжились и стучали зубами, но не торопились браться за грязные миски и ложки, выбирая себе другую работу и надеясь, что посудой займётся кто-то другой.

К тому моменту как мы позавтракали и сгрузили в лодку вещи, которые собрались взять с собой, туман растаял и потеплело, но появился сильный, весьма досаждающий ветер. Притом, дул он не порывами, а сплошным непрекращающимся потоком, будто от вентилятора. Как это скажется на забросах и информативности проводки? Скоро узнаем...

Идти решили вверх по течению, по возможности добраться до упомянутой на форуме скалы с большой ямой под ней, что должна располагаться между деревнями Трясучей и ныне несуществующей Парной. Кстати, огромное спасибо всем, кто в теме про Чулым делился опытом походов по этому участку реки. Именно благодаря их описаниям мы могли довольно точно здесь ориентироваться. А ещё в моё сознание несмываемым штампом впечаталась прочитанная там же фраза, что «в районе Курбатово Чулым течёт, как в трубу». В смысле рыбы нет.

Антон же это либо не читал, либо не помнил, а мне почему-то не верил и буквально через несколько минут после старта, завидев едва ли не первый попавшийся на пути маленький чуть вдающийся в берег затишок, образованный не то ручьём не то просто каким-то оврагом, тормознулся и сказал: «Давай тут покидаем!» Я в этом месте посреди чистого поля не видел ровно ничегошеньки примечательного, и дело было даже не в рыбе (вы же знаете, что это для меня — не главное). Просто я логически рассуждал, что Чулым-то длинный и, к счастью, в этих краях разнообразный, впереди всяких затишков будет ещё полно, и вернуться к любому из них мы сможем в любое время, но, если сейчас будем останавливаться на каждом, то реки мы так и не увидим. Однако Антону, видимо, мнилось, что именно здесь его должна была поджидать какая-то ну прям очень ценная рыба, чья значимость превышала важность разведки Чулыма.

Таким образом, налицо был конфликт ценностей, повлёкший за собой повышение тонов разговора до такой степени, что акустический эффект от него разворачивал кусты и деревья против движения сгибающего их всё так же не прекращавшегося и даже усилившегося к тому времени ветра. Но, честно признаться, для нас с Антоном подобные идеологические разногласия стали делом житейским ещё с детства, и в каждой поездке на рыбалку они возникают между нами по несколько раз, и, говоря забегая вперёд, эта тоже не стала исключением. Благо хоть у юнги (так мы по естественным и понятным причинам прозвали младшого) в такие моменты, очевидно, обострялся инстинкт самосохранения, и он тихонько пережидал бурю где-то в дальнем углу лодки, а на чьей стороне он был или, может, имел свою, совершенно отличную от наших точку зрения, никто, кроме него самого, никогда не знал.

Но вот мы достигли симпатичного места с березнячком на одном из берегов,



под которым было глубоко и коряжисто, о чём свидетельствовали торчащие над водой ветви целых больших деревьев. В этот раз решение задержаться было принято единодушно.

Оказываясь впервые в незнакомых местах и условиях, я никогда не пытаюсь сразу гоняться за трофеями, а начинаю с малого, так как в этом случае вероятность получить положительные эмоции на новом для тебя водоёме будет выше. А получить их утром первого дня очень важно для позитивного заряда на будущее. Посему в качестве разведчика насаживаю на крючок маленький окунёвый виброхвост типа «Изя Шниперсон», как я называю широко известную приманку Keitech Easy Shiner. Правда, в данном случае это была недорогая копия, но не суть.

Антон ставит что-то тоже типично окунёвое, а вот Лёха решил зайти с более универсальной модели и вооружился Mad Wag'ом, который хоть и тонкий, но при расправленном хвосте достигает длины аж 10 см. И ведь не прогадал, став тем, кто выудил самую первую рыбу!



Размерчик, конечно, не такой, за которым ездят за почти 300 км, но для начала и всеобщего оживления в лодке пойдёт. Да и мы же ещё совсем недалеко отошли от лагеря.

Кстати, как оказалось, ветер не мешал джиговой проводке, потому что течение реки помогало держать шнур в натяжении, да и кидать далеко, увеличивая тем самым длину парусящего в воздухе отрезка, не было надобности, ведь на лодке мы имели возможность подбираться к месту облова так, как нам заблагорассудится. А чувствовали мы себя втроём в приобретённом в начале сезона-2019 плавсредстве длиной 4.20 метра примерно так же, как вдвоём — в старом, которое было 3.40: не так чтоб уж совсем просторно — иногда кому-то приходилось подождать, пока другой сделает заброс, — но и назвать это дискомфортом ни в коем случае нельзя.

Продолжаем исследовать перспективную яму, и вскоре в моём чувствительном медиум-лайтовом спиннинге раздаётся уверенный удар, и кто-то хоть и нетяжёлый, но весьма ретивый заходил на леске, не давая поднять себя наверх вплоть до тех пор, пока я не подвёл его непосредственно к лодке:



Сколько там весил этот подъязишко — грамм 150-200? Вообще неважно, ибо это был первый экземпляр данного вида в моей рыбацкой карьере, и этого факта уже было достаточно для того, чтобы я начал считать, что съездил сюда не зря. Даже если за оставшиеся полтора дня я больше ничего не поймаю. Но, по идее, не должно такого произойти, это ведь только самое начало, а всё уже идёт вон как хорошо!

В голове будто бы включился магнитофон, начав проигрывать самые жизнеутверждающие строчки из самых оптимистичных песен, и приходилось сдерживаться, чтобы им не подпевать вслух, а то это бы раздражало того, у кого до сих пор ни разу ничего не клюнуло (не будем показывать пальцем). Но зато я украдкой мог хотя бы пританцовывать, давая волю коленям, бёдрам и плечам, и даже ступенчатая проводка и подбросы выходили в такт музыке, что, естественно, передавалось игре приманки. Это даже оценил один окунёк, такой же по размеру, как лёхин первый. А тот тем временем уже подоспел со вторым, капельку побольше:



Ну что ж, с маленьким «Изей», значит, всё ясно, теперь можно и поэкспериментировать. Цепляю 7,5-сантиметровый очень толстый, под пескаря или бычка формой виброхвост, жёлтый снизу и кислотно-салатовый сверху, и... снова мелкий окунь! Таким образом, делаю два вывода: что мелочиться с приманками нет нужды и что место это уже пора покидать в поисках более интересного.

Эпизод 3: Карма
По рулевому, выступавшему ещё и в роли капитана нашего судна, было заметно, что он понемногу начинает нервничать: мало того что рыба у него не клевала, так он ещё и с завидной регулярностью наглухо вгонял приманку в подводные препятствия, состоящие здесь в основном из веток утонувших деревьев, хотя нам с юнгой вполне успешно удавалось между ними лавировать. Не иначе как сработала карма за вчерашний вечер, ведь под борщ и сало Антон употреблял не канонично-аутентичную водовку, как я, а (склонные к обморокам, зажмурьтесь)... коньяк! Коньяк, Карл!

Впрочем, в моих словах нет ни толики злорадства, поскольку якорь лодки находился в моём ведомстве (а точнее, с учётом течения мы скрепили между собой сразу два якоря), и каждый чей-то зацеп означал, что мне придётся в очередной раз переваливаться через борт и, согнувшись, вытягивать тяжесть и придерживать её или вовсе заносить внутрь, для чего нужно было с ней разгибаться. Всё это — с целью подплыть к месту зацепа и попытаться вызволить ценные снасти из ловушки. Иногда это удавалось, иногда — нет. Как бы то ни было, одного всё такого же мелкого окунишку из этой закоряженой ямы Антон достал, и мы поплыли дальше.

Чем выше мы поднимались, тем интересней становилась река. В одном месте бывший до этого всегда практически плоским и мало заросшим деревьями, кроме редких тополей и берёз, левый берег вдруг вздыбивался и круто покатым лбом с косматой чёлкой из хвойного леса упирался в Чулым, поворачивая его русло, переходящее дальше в длинный и прямой плёс,



в нижней оконечности которого, откуда была сделана эта фотография, под берегом образовывался интересного вида глубокий пятачок с обраткой. Вот тут-то Антон и отыгрался, вытащив подряд несколько неплохих и одного хорошего окуня:





Нам с Лёхой повезло либо гораздо меньше, либо вообще никак не повезло, но за товарища мы искренне порадовались, особенно учитывая то, что меньше цепляться за коряги он с тех пор так и не стал. И да, я знаю, о чём вы думаете: с этими бородачами я и сам чувствовал себя словно на пиратском корабле; не хватало только Весёлого Роджера и бутылки рома.

Место, где река встречалась с горой (назовём это возвышение так для простоты), то есть, начало плёса, тоже казалось перспективным, и мы решили остановиться и изучить и его. Здесь понемногу поклёвывали окуни, но с этим видом рыбы мы уже более-менее успели разобраться и уняли острую фазу рыбацкого зуда, и теперь хотелось узнать, как обстоят дела со щукой. Начались переборы приманок и эксперименты, в ходе одного из которых Антону снова улыбнулась удача. Вернее, не улыбнулась, а посмеялась и не ему, а над ним:



Фирме Savage Gear мы теперь передаём официальные извинения за опороченное по недоразумению честное имя, а вот Pontoon21 — пламенный привет, ибо это именно их изделие фигурировало в видеоролике, просто Антон оговорился, перепутал названия марок.

Меж тем, наши желудки уже вовсю отчаянно сигнализировали раскатывающимся по долине недовольным медвежьим рыком, что время давно перевалило далеко за полдень, и пора было уже и отобедать. Для трапезы мы расположились на косе чуть повыше этого места и заприметили сплавляющуюся лодку с парой рыбаков-блеснильщиков, и, когда они приблизились, произошёл стандартный обмен информацией о клёве, в ходе которого мужики сообщили, что их успехи равнялись абсолютному нулю, и уныние на их лицах и в голосах позволяло заключить, что они говорили правду. Вариант того, что это были какие-то малоизвестные, но безумно талантливые актёры, которые просто искусно притворялись, не желая сдавать нам свои рыбные места, я отмёл как чересчур маловероятный. А помимо него могло остаться только две версии: либо выше по течению рыба не водится, либо мы, оказывается, кой-чего можем по сравнению с другими. Вы бы что из этого выбрали? Вот и нам от встречи с этими прекрасными людьми стало на душе как-то теплее.

А уж полная нирвана наступила, когда ровно в тот момент, как мы закончили обедать, этот дурацкий, непрестанно докучавший с самого утра ветер просто раз — и перестал дуть. Не плавно, а именно вот так, словно кто-то выключил вентилятор нажатием кнопки. Я такого раньше ещё не видел. Чудеса да и только!

Эпизод 4: Метод убеждения
Совсем недалеко от косы, где мы останавливались на привал, Чулым вновь протекал прямым плёсом, отличавшимся от первого большей глубиной и полосой подводной травы, протянувшейся вдоль одного из берегов. Местами в этой траве присутствовали «окна», и некоторые из них были ещё и увенчаны коряжником. Вот тут-то сам Бог велел отложить лёгкую «окунёвую» удочку и взять ту, что у меня была настроена на щучьи приманки, а именно — проверенные колеблющиеся блёсны по 20-30 грамм и крупный «силикон», которые я друг с другом чередовал, пытаясь угадать здешние предпочтения зубастой.

Но время идёт, все снасти, на которые я делал ставку, уже перепробованы, а ни одна щука себя до сих пор никак не проявила, хотя окуни на более мелкие приманки здесь клюют. Но место-то однозначно щучье, вон какие коряги и трава! Уже лениво забрасываю колебалку, лениво же подматываю и слышу, как Антошка недовольно зацокал и задёргал удилищем: очередной, никто уж не знает, какой по счёту, зацеп. Начинаю готовить себя к тому, что мне сейчас снова придётся вытаскивать якорь, но это ничего, Петя потерпит, у Пети же дома склад запасных поясниц... Думаю так, смотря на брата, кручу катушку уже быстро, чтоб смотать и взяться за рутинную работу, и чувствую, что моя блесна тоже во что-то упёрлась. Ну вот... Нехотя поворачиваю голову... Мааать честнà! Это что за бревно возникло в трёх метрах от лодки? Не успел я ещё ничего толком сообразить, как «бревно» выплюнуло блесну и чинно удалилось, растворившись в черноте ямы.

А вот юнга наш клювом не щёлкал, и немного погодя ему всё-таки фартануло:





Щука взяла на ту же 10-сантиметровую копию Keitech Mad Wag, которой он соблазнил и первого окуня. Нет, пару-тройку раз-то он за это время «резину» менял, но вообще я знаю, что это его стиль — оставаться верным где-то когда-то разок сработавшей приманке и не пытаться подстраиваться под рыбу, а измором заставлять её клевать на то, что нравится ему самому. И ведь эта тактика стабильно приносит ему свои плоды!

Безрезультатно попытав здесь счастья ещё минут 15, отправляемся смотреть реку дальше. Проходим под ещё одной лесистой «горой», и за поворотом от неё нам открывается вид на открытое пространство, заросшее типичным для пустыря набором трав.





Есть сосновый бор, есть пустырь, есть даже дорога, о наличии которой мы догадались по стоящей на берегу Ниве, а значит, это — та самая бывшая деревня Парново, или Парновое, или Парная, как сказал нам вышедший из кустов отдыхавший (?) здесь хозяин машины.

Получается, что до той самой скалы остаётся совсем немного, но время уже позднее, и мы решаем разворачиваться, а напоследок Антон кидает воблера в неприметную травянистую ямку и вытаскивает из неё приличного окуня. К лагерю спускались где на моторе, а через интересные места — сплавом, рыбача, и в двух из них мы с капитаном поймали по маленькой щуке, с которыми и фотографироваться-то было лень. Ну, хотя, как маленькой? Вылови я такую где-нибудь на карьере рядом с домом, не преминул бы похвастаться. Короче, килошные.

А в лагере нас ждал настоявшийся за сутки борщ! Я не стану здесь описывать его вкус, чтобы никто ненароком не упрекнул меня в восхвалении самого себя. Просто это же — известный факт, что борщ со временем зреет и становится насыщеннее. Если, конечно, ему есть из чего зреть и насыщаться, а то ведь самая частая ошибка тех, кто готовит данное блюдо невкусно, — это то, что они по каким-то странным причинам жалеют класть туда овощей, в частности, — самого главного ингредиента, делающего борщ борщом — свёклы. Я же пускаю в дело корнеплод размером с хороший такой, крепкий, я бы сказал, богатырский мужской кулак. Ну или даже с глаз той щуки, что у меня нынче сорвалась.

Эпизод 5: Снова дебют



Мне очень хотелось спуститься вниз от Курбатово непосредственно увидеть этот самый Солгонский кряж, но капитан заявил, что это тогда надо было делать вчера, а сегодня, в воскресенье, он вниз не пойдёт, потому что время на рыбалку у нас есть только до обеда, да и вообще, вдруг там что случится с мотором, а ему кровь из носа надо быть завтра утром на работе... Несмотря на все мои обещания, что именно в тех местах воды Чулыма превращаются в молоко, берега — в кисель, а топ-модельного уровня русалки, перемигиваясь с танцующими на листьях лотосов эльфийками, вешают на крючки рыбаков рекордных судачищ, Антон остался непреклонен, и мне пришлось довольствоваться тем, что решил он.

Мы прошли сразу до щучьего места, но сегодня, очевидно, нас тут ждали ещё меньше, чем вчера, и ни деликатные уговоры с разнообразными предложениями, ни прямолинейное монотонное задалбливание одной и той же приманкой не возымели эффекта. Тогда попробовали переключиться на окуней, но и от этих почему-то не поступало ровно никакой обратной связи. Впрочем, сегодня я изначально по «резине» не мелочился, но, раз пошло такое дело, решил, что надо пробовать то, с чего я начинал вчера — маленького оранжевого «Изюшку». А чтобы не было слишком скучно, мы решили не стоять на месте, а идти сплавом.

На одном довольно длинном участке реки вдоль береговой линии в воде росла трава с торчащими над поверхностью стеблями, и граница этой полосы со струёй интуитивно казалась хорошо пригодной для нахождения тут рыбы, только, скорей всего, некрупной, так как глубина даже в ямках не доходила и до пояса. Но, учитывая, что результаты сегодняшнего утра до сих пор оставались нулевыми, сейчас и рак был бы рыбой.

Мы постарались выровнять лодку таким образом, чтобы при сплаве забросы получались как по течению, так и против него под минимальным углом к траве, и проводку можно было бы делать практически вдоль неё. Я сподобился бросать выше себя, потому что в этом случае шнур всегда держался в натяжении, и контролировать снасть было легче, чем когда подматываешь против хода лодки. И вот, в очередной раз запульнув «Изю» точно под самую траву, начинаю выводить его проводкой с двойным подбросом на струю и получаю резкую поклёвку. Непроизвольно вырвавшееся из моих уст «О!» заставило парней обернуться, оставить свои дела и устремить внимание на происходящее в моей стороне. А посмотреть тут было на что, ведь рыба непривычно бойко бросалась под водой из стороны в сторону и нарезала круги. На щуку это точно было похоже меньше всего. Какой-то особенно резвый окунь или снова язь? Но через несколько секунд, подведя рыбу ближе, вместо ожидаемого высокого бело-серебристого или полосатого тела я увидел прогонистое в мелкую крапинку... Возглас «Таймень!» сработал, как команда, по которой братья синхронно прильнули к борту лодки, вглядываясь в воду, и один из них уже держал наготове подсак.







Фотосессию провели ооочень быстро и поскорее вернули несмышлёныша в родную для него среду, надеясь, что из этого происшествия он извлечёт правильный урок и больше не будет хватать неестественного вида существ, толкающих перед собой носом круглый камешек, строго следуя за тянущейся откуда-то сверху паутинкой. К моей большой радости, крючок выпал из пасти таймешка сам, не было заметно ни кровинки, и сиганул он обратно в реку бодро, как будто ничего не случилось.

Шур-шур-шур-шур-шур-шур-шур — это Антошка лихорадочно заперебирал упаковки с «силиконом» в своём бездонном сундуке, над которым он перед каждой рыбалкой чахнет, как царь Кащей над златом, испытывая те же муки, что женщина, открывающая шкаф, полностью завешанный платьями: приманок дофига, а рыбачить не на что. Что-то похожее по цвету на моего «Изю» он, наконец, выбрал, и к тому времени течение уже принесло нас к той яме, где вчера он поймал первого крупного окуня. Место и новая приманка не подвели, и ещё несколько полосатых отправились к Антону в садок. Этим, собственно, ознаменовалось окончание наших приключений, поскольку время подходило к полудню, а впереди нам ещё предстояли сборы и неблизкий путь в город.

Таким образом, каждый в этой экспедиции отличился по-своему: Лёхе достался главный трофей, Антон превзошёл всех по размеру и количеству пойманных полосатых, ну а я остался недосягаем по видовому разнообразию, ведь на моём счету видов оказалось аж четыре, притом, в отношении двух из них это был мой дебют, и я безмерно благодарен Чулыму за столь памятные моменты.

Эпизод 6: Полосатый рейс
Нам так понравилось в Курбатово, что через месяц после тех событий мы с Антоном вернулись сюда закрывать водно-моторный сезон. На этот раз выехали даже на час позже, чем тогда, потом ещё долго проторчали в очереди на АЗС, и, учитывая, что и темнеет в октябре значительно раньше, на место мы прибыли уже к началу сумерек.



Всё та же коса, то же кострище и ощущение, что мы в родном, милом сердцу уютном доме. Впрочем, как вы помните, это чувство я испытывал здесь с самых первых минут ещё в первый раз. Только пейзаж, конечно, с тех пор заметно поблёк, ведь ледяная рука надвигающейся зимы уже дотянулась до деревьев, посрывав с них красочные осенние наряды, и они стояли нагими в покорном ожидании очередного испытания долгими холодами, как обречённые безмолвные узники сложившегося по незыблемым законам природы вечного порядка. Температура воздуха сразу после захода солнца также однозначно намекала на то, что уже со дня на день всё вокруг может стать белым-бело, но только не сегодня, поскольку осадкам, как и в прошлый раз, взяться было в принципе неоткуда. И это я бы тоже не назвал таким уж везением, ибо не будь небо столь чистым, и ночи были бы потеплее.

Заниматься дома приготовлением полуфабриката для борща мне было нынче некогда, поэтому хлебали мы сейчас жидкий растворимый суп, закусывая его жалким подобием сала, купленным за бешеные деньги в гипермаркете, так как сходить в проверенную точку на базар за нормальным продуктом в этот раз возможности ни у кого тоже не было. Видимо, из-за отсутствия в рационе этого главного походного источника энергии ночь показалась нам особенно холодной. Кто-то, конечно, согревается соответствующими жидкостями, но, поскольку мы ездим именно на рыбалку, а не на что-то ещё, это для нас — больше аперитив.



Утром особенно торопиться не было смысла, потому что рыбачить спиннингом с обмерзающими, как ты их не обрабатывай силиконовой смазкой, кольцами и заклинивающим из-за этого же роликом катушки — это такой вид утех, от которого лично я, будучи в этих вопросах довольно консервативным, отказываюсь с лёгким сердцем. Тем более, когда знаю, что надо только немного подождать, и можно будет обойтись без всего этого. Однако сильно задерживаться тоже не стоило, ведь ещё неизвестно, сколько времени пройдёт до первых забросов, так как места, в которые мы собрались, были нам ещё незнакомы. Да, мы пойдём вниз навстречу эльфийкам горам, потому что теперь-то Антону против этого нечего было возразить!

Завтрак окончен, вещи прибраны, лодка накачана, вёсла прикручены, якорь привязан, мотор установлен, удочки настроены, антоновы сапоги забыты дома... Мои — при мне, Антон и прочий скарб загружены, мотор прогрет. Стартуем.



После пройденных неспешным ходом за 10-15 минут нескольких длинных излучин, обнаруживаем любопытное место: тихий плёс упирается в мель, которая посередине русла тут же обрывается глубоким котлом, огибаемым с двух сторон быстрыми струями. Якоримся в затишке между одной из них и берегом и пробуем рыбачить, благо, солнце к тому времени стояло уже довольно высоко и прогрело воздух хоть и чуть-чуть, но выше нуля. Антон решил начинать с воблеров, а я отправляю в разведку заслуженного агента, принёсшего мне удачу, точнее, даже две, месяц назад, — 5-сантиметрового кислотно-оранжевого как бы Easy Shiner'а.

Дно тут галечное, и на одной из первых проводок мне показалось, что грузик застрял меж камней, и, потянув посильнее, я его оттуда высвободил. Однако, смотав, замечаю, что боец-то мой кем-то тяжело ранен:



Итак, «Изя» снова подтвердил, что он стабильно пользуется успехом у населения Чулыма, и ему можно доверять ответственную миссию первопроходца, когда остальные не справляются. Значит, ставить нового такого же не буду, ведь интересно узнать, как проявят себя и другие приманки.

А они тоже работали! Все! И воблеры, и джиг, на который Антон тоже вскоре перешёл. Концентрация, а вместе с ней и жадность окуней в яме была такова, что почти каждый заброс приносил и мне, и брату полосатого горбача, радовавшего не только размером, но и упорством, и бойкостью на вываживании. Причём, мы заметили, что вероятность получить поклёвки возрастала практически до ста процентов, если забросить приманку на мелководье чуть выше котла и стащить её оттуда на свал, где окунь, по всей видимости, как раз и ждал, что приносимая течением еда будет падать ему на голову.





Вскоре мы поняли, что надо было сделать над собой усилие и побороть охватившее нас чувство азарта, ведь этак мы можем проторчать здесь до самого вечера, опять оставив неизведанными манящие дали Солгонского кряжа. Неохотно сматываем удочки и немного подкрепляемся перед дальнейшей дорогой. Вот, кстати, и бутылка рома появилась:



Но теперь не было главного пирата, и повод пожалеть об этом мы ему уже устроили, совершив этот «полосатый рейс» на окунёвую яму.

Эпизод 7: Сказочная тайга



Чулым становился разнообразным: появлялись острова и протоки, местами — мели и перекаты с быстрым течением, да и перспективные на вид глубокие места тоже были нередки.







Странно только, что рыба либо не разделяла нашего мнения об их привлекательности и попросту отсутствовала, либо присутствовала, но не считала привлекательными приманки, которые мы ей предлагали. Как бы то ни было, прошло уже несколько часов с тех пор, как мы покинули окунёвую яму, а никто ещё нигде ни разу не клюнул. Надо, правда, уточнить, что полосатиков в садке у нас уже было достаточно, и мы ориентировались на щуку. Ещё несколько успокаивал тот факт, что встречаемые нами на пути рыбаки, коих оказалось довольно немало, тоже не могли ничем похвастаться.

После обеденного перерыва на берегу в районе деревни Кизилка (мы поняли, что она рядом, по стоящей на поляне у реки чьей-то машине) идём вниз исключительно сплавом, не заводя мотор. Начиная отсюда, течение Чулыма приобретало напористый характер, настолько, что наш двойной якорь порой не мог удержать лодку на месте, и всё это — ещё и при солидной глубине по всей ширине русла. Я могу ошибаться, но мне кажется, что такие места являются типично тайменевыми. Подтвердить свои догадки я не могу, да и, хотите — верьте, хотите — нет, не хочу и пытаться, потому что по простым причинам этот вид не входит в число объектов, за которыми я бы охотился намеренно. Мне бы щуку или, теперь уже, хоть окуня, поскольку ощущение, что бросаешь в ванну, оставалось и здесь и успело порядком утомить.

Так, пребывая в довольно унылом настроении, мы, наконец, сплавились ко входу в кряж.



Тут Чулым неожиданно замедлялся до схожести с озером, словно оторопев от таёжной дремучести выросших перед ним сопок и настороженно прокрадываясь между ними, боясь привлечь к себе чьё-либо внимание. И действительно, висящая в воздухе меж подступивших вплотную к реке стен тишина была настолько таинственной, что я и сам теперь был готов поверить в любых фантастических существ. Здесь даже не светило солнце, будучи отгороженным от земли невесть откуда взявшейся белёсой пеленой, что не соответствовало крутящейся в тот момент у меня в голове песне, в которой облака, наоборот, в небо спрятались, а звёзды пьяные смотрят вниз. Ещё косматый геолог с нами в этот раз не поехал. В остальном же всё было как по тексту: тайга звала к себе, она определённо хотела, чтобы я заглянул за маячивший вдалеке поворот реки, и, несмотря на чувство некоторой тревоги, вызванное здесь, видимо, атмосферой поздней осени, я поддавался этому чарующему магнетизму, ведь я понимал, что тайге есть что мне показать.

Особенно хотелось верить в сказочного размера рыб в реке, и внешние предпосылки к их наличию тут на самом деле присутствовали: помимо приличной глубины, вдоль правого берега на многие десятки метров ковровой дорожкой раскинулась трава, такая же, как в том месте, где в сентябре наш брат поймал хорошую щуку, а я свою — прозевал, плюс к тому местами на дне лежали крупные, удобные для засады хищника валуны, так как здесь уже наличествовали выходы скальных пород:



Если бы мы заранее знали, что тут будет так интересно, а за весь день после той окунёвой ямы не случится ни одной поклёвки, то прошли бы сразу досюда на моторе и спустились ещё дальше сплавом вглубь Солгонского кряжа. Но, к сожалению, нам удалось лишь легонько прикоснуться к самой поверхности его таинств, потому что шёл пятый час вечера, а нам ещё предстоял долгий подъём до лагеря. Так что за поворот я даже не заглянул... Тем не менее, это место отпустило нас в обратную дорогу не с пустыми руками:



А по пути назад мы совсем ненадолго задержались в найденном утром логове полосатых, и клевали они там всё так же отменно. Некоторая небольшая часть из них попала затем в наше вечернее меню в жареном виде. Только, конечно же, после предварительной обжарки с двух сторон я ещё долго и тщательно пропаривал их под крышкой, а то, знаете ли, не хотелось подцепить от них каких-нибудь фантастических существ.

Эпизод 8, за который мне стыдно
График у нас получался ровно такой же, как в прошлую поездку, так что в воскресенье мы могли себе позволить порыбачить только до полудня или максимум — до часа. Решаем посвятить это время походу вверх по течению, и на этот раз я и сам был полностью с этим согласен: во-первых, идти до Солгона было бы гораздо дальше, а во-вторых, просто хотелось проверить, как там дела в местах обетованных. Может быть, я по ним с тех пор соскучился, почему нет?





Утро выдалось ещё ядрёнее, чем сутками раньше, и, когда мы прибыли на проверенные щучьи ямки с травой, часы показывали то же время, в какое вчера мы уже вовсю рыбачили без проблем, однако сейчас кольца удилища всё-таки понемногу обволакивало рыхлой коркой, которая, впрочем, моментально отваливалась, стоило прикоснуться к ней пальцами.

Безрезультатно погоняв несколько блёсен и твистеров, начинаю думать, что бы ещё такое предложить привередливой мадмуазели, и натыкаюсь среди своих припасов «резины» на упаковку с раскрашенными под пескаря виброхвостами, о которой я уже даже не помнил потому, что сколько бы я их раньше не пробовал, они ни разу не сработали, хоть они и мягкие, в воде извиваются, как живые, да ещё и пахнут так, что при открытии пачки «аж пивасика захотелось» (Антон Kras08, Полное собрание цитат, т. 14). Может, дать им ещё один шанс?

Прочёсываю виброхвостом все окрестные подводные заросли, и, когда уже решаю, что приманка всё-таки безнадёжна, в одном из «окон» на крючке наконец-то повисает что-то довольно тяжёлое и характерно раскачивающее шнур из стороны в сторону неторопливыми движениями. Причём, метила щука явно в расположенный неподалёку коряжник, из которого она, наверно, и вышла для атаки, и в этот момент я порадовался, что в моих руках был довольно-таки дубовый короткий (2.10) спиннинг с тестом до 35 грамм, который позволил мне уверенно направить хищницу по тому курсу, который нужен был мне, а не ей. Вообще-то, данное удилище было предназначено для дёрганья воблеров и колебалок, а под джиг я его приспособил, чтобы не разворачивать ещё один спиннинг специально под этот вид ловли, поскольку у меня их и так было настроено две штуки: средне-лёгкий — на окуней и этот средне-тяжёлый — на щуку.

Однако, когда я подтянул рыбу вплотную к лодке, и оставалось только несколько утомить её, чтобы завести в опущенный Антоном в воду подсак, те же самые свойства удочки сыграли со мной уже злую шутку! Если на дальней дистанции она ещё вполне сносно пружинила, не давая рыбе упереться в рычаг, чтобы резким рывком сдёрнуть себя с крючка, то теперь, при столь малом угле между плетнёй и вершинкой спиннинга, последний превратился в тупую совершенно негнущуюся палку. Щука же, завидев перед собой две небритые рожи с пылающими огнём глазами и роняющими в реку едкую слюну с клыков, поняла ситуацию для себя совершенно однозначно и закувыркалась так, как может биться только загнанный в ловушку зверь, чувствующий, что терять ему больше нечего, и каждый её рывок отзывался в моём сознании ударом молотка по последнему гвоздю в крышку гроба моего успеха. Я уже даже начал озвучивать вслух молниями мелькающие при этом в голове мысли, заодно подготавливая к фиаско и напарника: «Всё, щас точно сорвётся!.. Вот это точно последний!.. Ну, всё, конец... Вот теперь точно!..»

Вы, конечно, хотите спросить: «А как же фрикцион?!» Да вот в том-то и дело, что он почему-то был перетянут... Хотя, когда я его предварительно настраивал, мне казалось, что шпулю должен был проворачивать и крупный окунь, а не то что щука. Но что-то пошло не так... Эта рыба, кстати, по виду была такого же размера, как и та, что поймал здесь Лёха месяц назад.

К тому моменту, как я коснулся рукой регулятора фрикционного тормоза, щука всё ещё оставалась на крючке. И вот тут-то мне бы взять и крутнуть гайку изо всей дурацкой мочи, чтоб уж наверняка снять напряжение, а затем понемногу затягивать, нащупывая нужный баланс. Однако я по глупости стал пытаться это сделать, наоборот, по чуть-чуть расслабляя, но, как оказалось, до начала срабатывания трещотки было ещё далеко, а ведь счёт шёл на секунды... Очередной взмах щучьей головы — и прямой карбоновый «посох» в моей руке стал невесомым. Вот теперь точно конец. Обидно. Глупо. Стыдно.

Хорошо хоть Антону повезло:



Больше мы здесь ничего не поймали и пошли сплавом, спустившись до безотказного окунёвого затишка, на котором закончили рыбалку и в свой сентябрьский приезд, и оттуда каждому удалось выудить ещё по паре полосатиков, правда, относительно некрупных. Таким образом, в этот раз на нашем итоговом счету числился только один вид, но, несмотря на это и на несоизмеримо более холодную погоду, я вспоминаю это путешествие с ровно той же теплотой, что и предыдущее.

Вспоминаю, скучаю и с нетерпением жду новой встречи с этой замечательной рекой.


Рекомендуем статьи:

Категория: реки Чулым, Кемчуг | Просмотров: 443
Добавил: Пилот (13.01.2020) - Все отчёты автора

Всего комментариев: 11


1
11 от serb 17.01.2020 в 12:18
Восхитительно! Уже который день перечитываю и как сам побывал в тех местах. Лёгкий слог, сразу нА душу идёт smile



2
10 от Али 17.01.2020 в 10:54
Шикарно. Спасибо за отчёт. Был однажды на Чулыме в районе деревни Чулым wacko  Там впервые в жизни ловил язей (ну, если честно - небольших подъязков). Впечатления приятные.



1
9 от krovlad 15.01.2020 в 09:39
Ну вот, наконец-то нормальное описание, проза.... А то кино, кино...На 15 минут хватает терпения смотреть (почти любое).....  А Чулым (ещё не совсем) -были мы на черном и белом Июсе, и да- даже хариусы, таймень (съели), щуки - но давно.... 70-е годы , но крупные! - но давно....



2
8 от Fotograff 14.01.2020 в 23:32
Классный, интересный отчёт! Давно таких не было!..... В школе сто процентов бы за содержание 5 поставили!...
Ну и фотографии конечно же зачёт!



4
5 от kizir7 14.01.2020 в 16:57
До 2008 года по маршруту Балахта - Шадрино или Трясучая - Шадрино ходили сплавом по 3-4 раза за сезон жидкой воды. Рыбачили только на спиннинги с колеблющимися блёснами типа Шторлинг, Атом, Ложка. Клёвые места это район Малых и Больших Сыров (не СыРов, от местных можно и в тыкву получить), ниже бывшей деревни Парнова в длинной яме, ниже Кызылки до деревни Подсосная. Рекорд  рыбака с нашего завода в районе 1978 года таймень на 40 кГ пойманный в Чулыме в месте  впадения речки Агата. Для желающих поймать адреналин могу посоветовать в сентябре , октябре переночевать на косе напротив бывшей деревни Парнова. Ночные волчьи "концерты" гарантированы! Пётр! Большое спасибо за путешествие по знакомым местам!



1
6 от Пилот 14.01.2020 в 18:18
Дядя Вова, тебе спасибо! Я по твоим подробным описаниям из темы-то и понимал, где мы находимся.

А про волков нас и в Курбатово местные спрашивали, хитро улыбаясь, мол, не слышали ли ночью. Но нет, только косули лаяли.  smile



2
7 от kizir7 14.01.2020 в 20:13
От Трясучей и до Курбатово по правому берегу непроходимые дебри. Там в наше время серых ни кто не трогает. Вот и плодятся. При Советской власти их там регулярно с самолёта отстреливали. Рад что кому то пригодились мои впечатления.



2
4 от ЛЕР 14.01.2020 в 16:06
Хороший отчет , одно скажу , все эти иностранные названия , для меня звучат по другому , ну вибрахвост цвет (может размер ) , вертушка колебалка или воблер . А остальные названия для меня не важно .



3
3 от rybak 14.01.2020 в 14:59
Замечательный слог и фотки.
Даже ром и лодка правильные.
Петя, респект ! Пиши чаще !



2
1 от dm 14.01.2020 в 10:59
шикардос! вот он живой слог и отличные фото. а видео, видео.
ром с салом - крутяк biggrin



3
2 от Пилот 14.01.2020 в 13:33
Под ром шло яблоко.  biggrin Я вырезал ту часть кадра, посчитав её некрасивой.



"Сало" было уже просто потом.

avatar


Copyright www.tugun.ru © 2008 - 2020 | при использовании материалов с сайта - активная ссылка обязательна

Контакты · Ссылки · Мы в Дзене · 18+